Лучше водки хуже нет. Почему антиалкогольная политика в России неэффективна?

Эффективность антиалкогольной политики зависит не от запретов и риторики политиков, а от реализации продуманных мер, рассказал в интервью «РГ» директор Института демографии НИУ ВШЭ профессор Анатолий Вишневский.

Несмотря на позитивную динамику рождаемости, Россия по уровню смертности пока превосходит развитые страны. Факторов много, в их числе злоупотребление алкоголем. Почему антиалкогольная политика не эффективна?

Анатолий Вишневский: Я сейчас с большой настороженностью отношусь к нашей антиалкогольной и антитабачной риторике. Хотя прекрасно знаю, как алкоголь влияет на смертность. Например, антиалкогольная кампания 80-х годов показала, как снизилась смертность, когда ограничили его потребление. Но она же показала и то, что эффект от кампанейщины недолговременный, он быстро сошел на нет.

А моя настороженность объясняется тем, что эту риторику очень хорошо усвоили наши депутаты и чиновники. Если послушать, что они говорят, то получается, что хорошим депутатам и чиновникам достался плохой, пьющий и курящий народ, потому мы так и отстаем от других стран по продолжительности жизни. А они, депутаты и чиновники, тут ни при чем. Максимум что они могут, это еще что-нибудь запретить или ограничить.

На самом деле проблемы нашей высокой смертности лежат глубже, это некий системный дефект. Не водка виновата в пьянстве. Надо понять, почему люди пьют, и выстроить правильную алкогольную политику. У нас ее нет, а скажешь, что таковая нужна, вам обязательно возразят: нам нужна не алкогольная, а антиалкогольная политика. И думают, что сказали что-то умное.

А что такое «правильная алкогольная политика»?

Анатолий Вишневский: Любая правильная политика основана на понимании причин явления. Надо изучать группы риска — не все ведь пьют: как пресловутое злоупотребление зависит от возраста, социального положения, места жительства? Пьянство в России — проблема, которая заслуживает того, чтобы ею занимались постоянно квалифицированные люди, нужен какой-то научный центр — и нужен давно. Нужны годы накопления опыта. А у нас если и проводились какие-то исследования на эту тему в последнее время, так и то по инициативе англичан.

Помимо всего прочего, надо изучать успешный опыт других стран. Уже сейчас ясно, что наша беда — в особой структуре потребления алкоголя. У нас в этой структуре очень высока доля крепких напитков, которые к тому же часто потребляют залпом. Вы можете за вечер выпить бутылку вина, и ничего с вами не станет. А если вы сразу «хлопнули» стакан водки, а то и больше, то у вас сердечная мышца может не выдержать. Когда-то в Финляндии был такой же тип потребления алкоголя, как у нас. Но они с проблемой справились. И в Польше — тоже.

Там изменилась структура потребления. С водки перешли на пиво. А от пива так не умирают. Нельзя сказать, что вся Европа трезвая. В той же Франции есть проблема алкоголизма. Но и смертность там одна из самых низких в Европе.

Причин высоких показателей смертности, как я уже сказал, немало. Но одной из важных я также считаю то, что в России жизнь не очень высоко ценится — ни своя, ни чужая. Это сказывается на всем — и на отношении врача к пациенту, и на определении Думой бюджета здравоохранения. Все тот же остаточный принцип.

Источник: alcoexpert.ru